?

Log in

No account? Create an account
Человек на дрезине
оставаться не стоит, если надо идти
Свежие записи 
feliks
Фрагменты Привычного ада в журнале Октябрь №4
Огромное спасибо Алёне Бондаревой, Валерии Пустовой и Марии Ремизовой. 
23-июн-2018 08:58 am - облака и водомерки
gospoda faraonu

мы с сыном уехали на дачу. иногда я валяюсь на палубе, которую построил перед домом брат, и смотрю в небо. и мне кажется, что я здесь как на палубе корабля, который движется по океану времени. лежу и смотрю, как меняются пейзажи облаков, как меняется направление их движения, плотность, форма, цвет. потом встаю. делаю какие-то дела, снова выхожу на палубу. смотрю вокруг и вижу своё детство. каких-то призраков. вижу пустые окна дома напротив. слышу детские крики в соседнем переулке. мой сын возится с собакой, играет с ней в пиратов, берущих на абордаж лёгкие каноэ биванов. Читаю какие-то прекрасные совершенно слова Владимира Набокова к своей Вере, снова смотрю в небо. постоянно думаю и снова вспоминаю детство, из которого вырос, но в нём остались те, кто уже давно стал землёй и воздухом, водой и, может быть, даже травой под облаками. потом иду принимать душ, готовить ужин, а облака несутся надо мной. у меня кружится голова. мне кажется что мой корабль потерял руль и это я несусь по поверхности океана, а не облака надо мной. и по большому счёту всё так и есть.

Читать дальше...Свернуть )
26-май-2018 10:36 pm - старая история
gospoda faraonu

Сначала не было ничего. Не было даже пустоты. Не было тьмы и света. Ничего. Это так далеко и непостижимо, что теперь даже невозможно это осмыслить, и мы всё считаем от Большого Взрыва. Его мы считаем началом всего. Про то, что было вначале, про Слово у Бога и Слово как Бог это уже много-много после. И, наверное, мы сами себе это придумали, чтобы самих себя себе отобъяснить. и это не значит что Бога нет, как и не значит того, что Он есть.
Мерцания и тени, и тени мерцаний. И то, чего не было и то, что есть.
Сегодня был солнечный день. Я лежал на прохладной траве и смотрел в прозрачное небо, которое кажется светло-голубым, таким целым, таким родным и желанным, и таким неуловимым. Как ощущение счастья. Когда в прозрачности светлого неба видна тьма, когда понимание конечности происходящего делает его ещё живее и переживания становятся более наполненными и значимыми. Эти секунды, пока планета несётся в пространстве, поворачиваясь к солнцу другой стороной, и солнце меняет своё положение на горизонте, и вот оно уже исчезает, и тьма завершает сутки, которые никогда больше не повторятся.
Лето, как приглашение и как освобождение. Лето как отпуск и надежда. И как обещание зимы.
Я лежал сегодня в прохладной траве и проваливался в короткие светлые сны. В них одно событие проступало сквозь другое событие и свет и тьма сменяли друг друга. Видел кафельные коридоры соединяющие между собою больничные корпуса, стрекочущие по плитке каталки и бледные лица лежащих на них людей, с капельками пота на холодной коже. Белый кафель, гудение труб и вентиляции, потолок и лампы дневного света...
потом вдруг летний вечер после дождя, свет оранжевых фонарей и запах свежевымытых листьев, травы, нежный ветер и покой. Чьё-то лицо в полутьме, ожидание. Лестничные пролёты, банки с берёзовым соком, эхо голосов на пляже, стрижи исчертившие поверхность реки. Высокий кипарис над могилой моего прапрадеда, туман выползающий из ущелья, низкое позвякивание коровьих колокольчиков, шумное, ровное дыхание коров и торопливое топотанье телят, ожидающих возвращения матерей с пастбища. Протяжный крик в небе, эхо выстрела. мне кажется я начинаю храпеть и просыпаюсь.
Ничего не понятно. Я не знаю ничего из того, что происходит. Всё только кажется. И это старая история про свет и тьму. И что есть свет, а что тьма приходится решать каждый раз заново. Свет светит, но без тьмы его как бы нет.   

26-май-2018 12:17 pm - Слова и звёзды
gospoda faraonu
Мне часто снится, что я забываю слова. Они исчезают, оставляя пустое место, маленькие провалы, которые вызывают панику и страх потеряться в путешествии. Из пункта А в пункт Я, минуя миллиард промежуточных. Слова образуют провалы, в которые затягиваются лоскуты сознания, фрагменты целого, обрывочно перемешанные и странным образом связанные между собой.
Меня всегда занимали вопросы памяти. И я придумывал героев, которые двигались в придуманных мною обстоятельствах от начала к концу своей истории, утрачивая память, путая и забывая слова. А теперь сам стал путать и забывать. Сначала это выглядело смешно, нелепое, неподходящее слово сказанное невпопад, не к месту. И мне быстро удавалось превратить это в шутку, с улыбкой на лице, но лихородочно подбирая нужное слово, так предательски провалившееся в дыру в которой видно пульсирующую и сияющую тьму беспамятства. Потом эти потери стали чаще, провалы, образовывавшиеся за моей спиной стали пожими на решето. И было неясно, как вообще удалось пройти этот путь и почва под моими ногами не провалилась. Хотя иногда мне уже казалось, что я как пешеход, ходящий кверху ногами, провалился головой в такую дыру. Не по своей воле, не от любопытства, а в результате несчастного случая. В результате слабости дорожного покрытия я вдруг, как в прорубь, нырнул в беспамятство наполненное сиянием возможности и отчаянием утраты.
Мириады слов и галактик, снов и воспоминаний утраченных ранее кем-то и мной. Мне снилось беспамятство как темная полынья и холодный страх потери.
В моей ладони лежит твоя сухая и тонкая ладонь, с бледной кожей. Но на самом деле никогда такого не было в моей жизни. Я никогда не держал твою ладонь в своей. Зато путал твоё имя с другими и не мог вспомнить.
Ещё немного и слова изменятся и превратятся в птиц, улетающих в места зимовок. Несколько из них останутся, наверное, потому что совсем просты и без них уже наверное не может быть и меня самого. И темнота поглотит всё, что когда-то было мной. Я просыпаюсь. И пытаюсь вспомнить то, что мне приснилось. Мне снилось, что я забываю слова....
21-апр-2018 06:33 pm(без темы)
gospoda faraonu
Свобода практически безгранична. Можно выбирать почти в любых обстоятельствах. Просто не всегда этот выбор осознаётся и не всегда он очевиден. Но иногда бывает так, что человек как будто не понимает или делает вид что не понимает, но на самом деле он просто делает выбор. И этот выбор может не нравится мне или кому-то ещё, но это выбор, который делает нас людьми, такими, какие мы есть.
Смерть Нины Дорошиной могла быть таким выбором.


самоцитата из Привычного ада
Смерть как выбор
Читать дальше...Свернуть )
gospoda faraonu
Я тут заболел и не могу поэтому работать. провожу время за чтением, просмотром каких-то фильмов. Сегодня планирую порисовать.
Вчера посмотрел фильм Терри Пратчетта «Выбирая смерть» о самоубийстве с помощью ассистентов в Швейцарии. Надо сказать, что тема добровольного ухода из жизни очень важная. Потому что она позволяет определить внутренние границы каждого, кто пытается осмыслить этот вопрос.
Я, обычно, слишком эмоционален, поспешен и категоричен в своих суждениях, но чем больше думаю над тем, допустима ли эвтаназия, понимаю, что нет у меня простого ответа. И, кажется, склоняюсь в сторону того, что вряд ли она допустима.
Читать дальше...Свернуть )
gospoda faraonu
Там где я сейчас, я оказался совершенно случайно. Меня не должно тут быть уже лет двадцать. Но всё ещё длится и с каждым днём всё яснее понимаю, что это какая-то удивительная игра с множеством ходов и пауз, полная впечатлений и переживаний. Какие-то этапы у меня получается пройти, какие-то нет. И чем дальше продвигаюсь, тем меньше получается. И вернуться назад, чтобы начать снова - невозможно. Иногда отпускаю руль и тогда просто тащит или несёт, волочет и толкает. И в последнее время всё чаше приходят мысли о том, что кончить бы как-то разом со всем этим. Перестать играть.
Как плакал Андрей Платонов, когда потерял своего сына. И некому было разделить с ним эту утрату.
Некому разделить.
А с кем разделить утрату себя самого? Потраченного впустую себя самого.
Самое страшное в одиночестве - эгоизм. Это цитата.
Вот и всё, что осталось....
25-ноя-2017 11:56 pm - Фрагменты целого
gospoda faraonu
Быть может, когда-то давно,
То, чем я стал сейчас, было кем-то еще.
В какой-то иной, до меня еще, жизни
Ходил и точил в подворотнях ножи я.
Стучал в колотушку и валялся в канаве
Быть может, был женщиной
Прекрасной как все.
И был ремонтером
Искал лошадей,
Скакал по степи
С восторгом и страхом.
Убил, может быть,
Быть может родил.
Догнал Ахиллесову черепаху.
И вот я дошел до себя.
Скачу и качусь.
Ползу как змея.
Лечу, превращаюсь,
Страдаю, люблю,
Не верю. И верю, что будто живу.
И так повторяется множество раз,
Пока не останется то, что всегда
Жило и смеялось, и пело, горя
И сияя - во всём и везде
В пространстве и времени,
В сумрачном сне

Запутался в лицах прекрасных, печальных,
Весёлых, усталых, мечтательных, дальних,
Немножечко бледных, немножко смешных,
Каких-то далёких, близких, родных.
Запутался в их именах и улыбках,
Догадках, секретах, нелепых ошибках,
Задумчивых взглядах, зелёных и синих,
И карих глазах. в их веснушках, морщинах
Запутался и перестал замечать,
Все их недостатки и всю их печаль.
Я вижу в них солнце и сотни галактик
Таких восхитительных, таких непонятных
В них золото нежности, свет и огонь
Вселенной, которая всегда со мной....

Я знаю, что мне ничего не осталось.
Есть времени - самая малость,
Какие-то крохи.
Песчинки в ладони,
Четырнадцать вдохов, калитка в саду
Колодец и крики детей на пруду -
Всё это - в далёком вчера.
Там долгое эхо, сухая трава, рога и мычанье
Усталых коров. Приют для бездомных.
Скрип сапогов. Майор и опричник,
Иван и Маруся, усатый грузин и розовый кустик,
Открытые окна и запах сирени,
Зовущие губы,
Глаза и колени.
Восторг,
Немота,
Шум прибоя и свет
Продолжатся там, где меня уже нет.

Голоса в темноте, дерево у дороги
Холодный воздух полный тревоги
Покрытые инеем лавки в пустынном парке
Рисунки в потерянной кем-то тетрадке
Образы, волосы, иконы и мощи
Долгие и тяжелые ночи.
Тени длинные и бесконечные фразы Джойса
Одиссей постаревший и его Пенелопа
Едут в Польшу в скором поезде
Колеса стучат и душно в купе,
Позвякивают стаканы
На самом дне океана....
10-окт-2017 03:08 pm - Настигло
gospoda faraonu

 

Вчера вечером почему-то вдруг вспомнил маленького мальчика, который был моим соседом в детстве. Он жил в 13 доме, а я в 11 на Пудовкина. Жил он в третьем подъезде на первом этаже и его мама была больна алкоголизмом. Игорь бывало ел у нас дома, с огромным аппетитом, всё, что было. Это случалось не часто. От него всегда пахло выкуренным табаком, немытым человеческим телом, и слабостью. Про слабость это какая-то моя додумка, но есть такой запах слабости или даже лучше сказать немощи. Игорь писался иногда, а поменять одежду было не на что и поэтому, ко всему прочему, от него ещё и мочой пахло. Мы играли вместе, но он редко появлялся в нашей компании. Потом мы пошли учиться и он учился с нами в одной школе, но младше на пару лет, потому что отставал слегка в развитии, а может быть был младше по возрасту. Сейчас это как-то сложно установить. Он постоянно рассказывал какие-то чудовищные истории, наполненные страхом и ужасом. То про кого-то великана в гаражах, который следил за ним вечером в темноте, то про замочные скважины в которые можно увидеть нечто страшное: маму с каким-то там человеком, который тыкал её и бил животом. И про собак и котят, которые шипят и плачут если сжимать им шею до хруста. Всё это было каким-то далёким миром, в котором жил Игорь до тех пор, пока не умер. Кажется это случилось когда он учился в третьем классе. Дверь в его квартиру опечатали и мама его исчезла навсегда. Потом дома снесли. и я долго не вспоминал об Игоре. До вчерашнего вечера почти.

Читать дальше...Свернуть )
2-сент-2017 09:44 am - Накопилось
gospoda faraonu
Я все еще здесь, на прежних
Бульварах.
В душном и тесном кольце Москвы.
Бульварах цветных, молодых и старых
Бульварах снаружи, бульварах внутри.
Вот призраки прошлого,
Мимолетные взгляды,
Какие-то люди, шелест листвы,
Прозрачное небо полное яда,
Решетки, бордюры, голуби и бомжи
Все будто бы прежнее
Знакомое. Милое.
Только совсем ничего не узнать
В твоём отражении, молодом или старом
В звенящих липах, булыжниках, куполах...
Маршрутами юности не просочиться сквозь подворотни - повсюду замки,
Камеры, лица охранников, выхлопы
Псы.
Я все еще здесь, на московских бульварах
В душном и тесном кольце Москвы
И жизнь для кого-то готовит подарок
Мне воспоминанье и долгие сны...
Читать дальше...Свернуть )
gospoda faraonu
Каждый год повторяется этот день. Профессиональный праздник медицинского работника. В России медицинские работники это особенные люди, хотя это всегда и везде люди особенные, но именно здесь они особенные вдвойне, потому что работа требует слишком больших усилий. Я знаю, что всё меняется. Но мне очень хочется поблагодарить всех тех, кто своим трудом спасает человеческие жизни и здоровье людей, даёт им ещё один шанс, возвращает надежду и веру, что может быть все ещё получится.
Большинство медиков, которых я знаю, прекрасные люди! Будьте здоровы! Мужественны, сохраняйте себя и своё достоинство не смотря на то, что система пытается превратить вас в роботов и обслуживающий персонал. Учитесь, обновляйте свои знания, не стесняйтесь спрашивать и отвечать, слушать и слышать, хотеть и искать! Будьте радостны и спокойны, и помните, что все мы движемся к финалу на огромной скорости, каждый из нас обречён на боль и страдания, но в наших руках предупредить какую-то часть этих страданий, облегчить боль и помочь оставаться человеком до самого конца. Будьте счастливы от того, что делаете и пусть ваши действия приносят радость и счастье другим. Держитесь! Вы- прекрасны!
gospoda faraonu
Меня убили авиаударом
Остановите землю я сойду
Остыну и рассыплюсь жженым прахом
Горелым мясом, гарью на ветру.
Читать дальше...Свернуть )
28-май-2017 10:04 am - калейдоскоп вопросов
door
Мы так внезапно, быстро повзрослели
Так постарели, так устали вдруг
Как яхты быстрые наткнулись мы на мели
Провисли паруса, слетели в воду пассажиры
Спасательный потерян где-то круг.
Мы так неясно стали выражать свои стремленья
Порывы, радости, мечты,
Мы никому не открываем двери, не ждем гостей
Не любим, не грустим.
Нам кажется, что всё уже известно
На карте не осталось белых мест
Мы правду подменили лестью
Листаем толстые каталоги невест
Забыли смысл и чёткость ударений
Так мало слов нам помогает жить
Мы спим и видим сотни повторений
Самих себя. Себя. Себя самих.
Нам кажется ещё, всё воплотится в детях
И дети это маленькие мы.
Проходит время повторенья -
И вот мы этим детям не нужны.
Так что же стало? Как же получилось?
Что так внезапно, быстро, навсегда
Всё в нашей жизни изменилось?
Почему? Когда?
22-май-2017 08:50 am - Чтобы не потерялось
vinil
Столько всего происходит...
Приходит и снова уходит...
Качается, истончается,
Встречается и расстается,
Катится, опережая события.
Лица мелькают и превосходительства...
Теплый морковный дождик,
Ия - цветочек-фиалка,
Маленькие дорожки, верблюжее одеялко...
Столько всего уходит,
Покидает нас, прекращаясь...
И начинается снова.
В надежду и свет превращаясь.
snegovik ne uderjalsya
Уходит время, как проточная вода
Как будто долгая и быстрая река
Пересекающая вечный контитнент.
И есть начала немутнеющий исток.
И кажется предела нет.
Восток и юг.
Восторг и снег.
Огонь и лёд.

Течёт, течёт, течёт, течёт вода.
И вырастают на обрывах города
И осыпаются в колодцы омутов.
Каких-то диких, склизских, пенных мертвецов
Несёт теченьем вечная вода.
И нет ни края. Нет, как-будто бы, конца.

Уходит время. Мы придумали его
Чтобы от смерти оградиться как щитом
Чтобы не страшно было в доме одному
И чтобы можно было по ночам
Сидеть и строить планы: на луну,
На завтра, и на десять лет вперёд
Мы запланировали свой полёт.

Но слишком призрачно такое постоянство
Меняют реки русла, высыхают.
А облака бывает форму потеряют и превратятся в тучи,
Например, дома рассыплются,
Изменится размер отпущенного нам...
Но время катится и вот уже предел.
Река течёт ещё, но я - перелетел и растворился
В мутной синеве, песке, струяшейся воде,
Мечте, воспоминании.
В тебе.
18-май-2017 12:16 am - неизбежности надежды
gospoda faraonu
Это и нас коснётся, не получится избежать.
Дождь, как всегда, прольётся, легче станет дышать
Лето наступит, отпуск, будет курорт, мечты
Кому-то высокие горы, кому-то долгие сны,
Красивые люди на пляже, море, волны, песок
Последний кит в океане, по окоёму лесок
Какое-то новое горе, счастье радость, беда
Кто-то поверит в Бога, кто-то убьёт себя.
Кто-то простится с детством, кто-то уйдёт на войну
Собаки станут волками, совы улетят на Луну
Прольётся апрель капелью, выстудит небо январь
Старик тебе улыбнётся, ребенок откроет букварь
Это и нас коснётся, не получится избежать
Сердце на миг запнётся, вздрогнет, устанет бежать
Нить однажды порвётся, чтобы заново всё начать
12-май-2017 12:19 pm(без темы)
feliks
Вселенная подарила нам собаку. И она прекрасна! Такое ощущение, что Кассиопея всегда была с нами. Она такая удивительна, ласковая, нежная, хитрая, умная и неповторимая, и мы так рады! Она сейчас лежит под столом на своей подушечке у моих ног и тихонько посапывает. Полиночка улетела в командировку сегодня утром и уже спрашивала, как там наша Кася.
после Феликса это удивительный опыт, тем более они чем-то очень похожи.
12-май-2017 12:03 pm(без темы)
gospoda faraonu
Где-то, не за горами, прячется и моя
Верная, ищет награды, скучает и ждёт меня
Где-то, не за горами, в сумраке дней осенних
Катится по мерзлым лужам, мечтает о днях весенних.
Прости, я спешу навстречу, иногда ускоряясь
Когда за рулём засыпаю, или сдаю анализ,
Или когда касаюсь проводов оголённых
Встречному улыбаюсь
Склоняюсь над колодцем темным.
Стылыми злыми ночами, мы движемся друг другу навстречу
Потом упадём в объятья
Скрутимся в бесконечность
Форма утратит значение, тело станет холодным.
Где-то, не за горами, предназначенье исполним.

Кто заказал премьера?
Когда закончится нефть?
Можно ли летать на фанере?
Как обмануть смерть?
Столько разных вопросов одолевают нас:
Бог, эволюция, молодость, звёзды, переработанный газ.
Если бы только можно было ещё понять
Где нам ответы
На эти вопросы искать?
bang
Папа Римский Франциск кажется прекрасным человеком. Во всяком случае публичные его заявления и обращения, которые он делает, несут в себе истинный дух христианства. В его словах слышатся евангельские интонации, ощущается свежий воздух, свет и надежда. Возможно церковь уже ничего не сможет изменить, да и вообще, что-либо изменить может лишь тот, кто решился на перемены себя самого. Франциск, мне кажется, движется по этому пути. Я ничего не знаю о его повседневной жизни, о том, что и как он делает не будучи на публике. Но понимаю, какой груз лежит на нём, если он верит тому, что говорит.
Мир сейчас, к сожалению, меняют люди чудовищные и закомплексованные, которые компенсируют свои деформации с помощью ракет, убийств и развязывания войн. Так было, наверное, всегда. Но сейчас разрушительный потенциал, который находится в руках тех, кто меняет мир, столь велик, что начав очередную войну, они обрекают человеческое существование на гибель. И конечно, всю ту жизнь, для которой Земля является домом.
Простые симптомы, которые проходят незамеченными, Франциск выносит в общественное поле для обсуждения. И если в двадцатом веке эпитет "мать всех бомб" прокатывал и мало кто обсуждал этичность и возможность такого названия, потому что сам по себе двадцатый век был первым веком глобальных войн, то теперь опыт двадцатого века требует осмысления. И первые шаги, мне кажется, делаются только Франциском. "Мне было стыдно, когда я в первый раз услышал это название. Мать дарит жизнь, а это устройство несет смерть. И мы его называем матерью. Что происходит?" - заявил понтифик, выступая перед студентами в субботу, 6 мая (цитата по Reuters).
Действительно, что происходит? Кто-то задумывается над этим? Мать всех бомб - объект несущий смерть, объект, который уничтожает без следа, разрывая органические связи живых существ, носит имя матери. Удивительная подмена.
Может быть потому, что смерть это ожидающая нас мать, к которой мы приходим родившись из жизни? Или может быть она мать, потому что освобождает от страдания?
Можно ли освящать оружие и благословлять на войну?
Опыт церкви показывает что можно. Можно с именем бога убивать других, таких-же как ты, и испытывать мистический, религиозный экстаз. можно прощать грехи за деньги, можно оправдывать убийства и насилие в угоду тем, кто с троит новые храмы, в которых ты потом будешь говорить о прощении.
Мне кажется, что Франциск пытается осмыслить этот опыт и сказать нам всем, что так нельзя. Что не может объект несущий смерть называться матерью. Потому что мать это любовь, а не смерть.
Франциск первый папа с таким именем. И я надеюсь он станет первым, кто не побоится сказать о том, как мы все ошиблись и запутались на своём пути....
Держитесь
29-апр-2017 12:03 am - весенние обострения
gospoda faraonu
Деревья шепчутся, скрипят, стучат ветвями
В объятьях стынут, в медленном дожде
Касаются друг друга, и скучают
По заблудившейся в иных краях весне
Капель апрельская исчезла без следа
И серы небеса. Леса туманны.
И в лужах замерзает по ночам вода
Но птицы тянут в небе караваны.
Деревья медленны и сухо шелестят.
Роняют чешую коры и дышат.
Их ветки тонко и пронзительно звенят.
Они зовут весну, они ее услышат
И сразу загудит внутри древесный сок,
И мощно задрожат тугие ветви,
И зацветет, как золотой песок,
Ковер земли в прозрачном перелеске.
12-мар-2017 11:59 am - Жизнь как подвиг
gospoda faraonu
Жить в России - подвиг. И так было всегда! Во все времена. Даже сейчас каждый день приходится преодолевать зло, расстояние, равнодушие, тупость, ненависть, мороз, отсутствие дорог, связи, уважения, терпения и сострадания друг к другу.
Всё, что происходит хорошего, делается вопреки системе. Делается конкретными людьми. Какими-то подвижниками, которые делают операции, собирают деньги на лечение детей и взрослых, помогают тем, от кого система уже давно отвернулась, учат тех, на ком с рождения ставят жирные кресты изгоев-инвалидов, Поддерживают тех, кого нужно поддержать, а не втаптывают в грязь, как любит делать большинство.
Прочитал историю. про подвиг, за который сотрудник МЧС Бурятии,предлагает представить четырёхлетнюю Саглану Салчак к ордену. Девочка прошла по заснеженной морозной тайге за 8 километров на поиски помощи для своей бабушки, которая всё-равно умерла. И, конечно, девочка совершила подвиг. Хотя, тайга это её дом, и она там возможно чувствует лучше чем в городе или посёлке. Но, тем не менее, в этой стране, где патриоты топят печи дровами, а главы госкорпораций дарят новым жёнам яхты, где деньги на лечение детей собирают люди, а чиновники лечатся за границей на деньги сворованные у остальных, каждый день - это преодоления зла! Саглана Салчак сделал всё что от неё зависело, чтобы помочь бабушке. А что сделала Россия для своих граждан, чтобы помочь им?! Конкретно что именно сделала? Развязала войну? Разрушила здравоохранение? Приравняла слабоумие и лояльность к существующему строю, подхалимство и безумие к депутатскому мандату или пропуску к кормушке?
Новый срок, на который заруливает путин по словам политологов это чистой воды безумие. Все свои сроки он уже исчерпал и изжил. Результаты мы видим каждый день.
Держитесь!!!
8-мар-2017 09:58 pm - день восьмого марта
Berlin
В России государство выдавливает любого совестливого и талантливого человека, желающего принести пользу своим согражданам и своей родине, в войну. Переключает со своего уродства, кровожадности и лжи, которые для человека порядочного очевидны и он пытается им противостоять и исправить их, на внешние обстоятельства, внешнего врага, якобы или в действительности, несущего угрозу для родины. Хотя само по себе это государство хуже любого, самого страшного внешнего врага. Потому, что оно готовит человека к мысли, что он должен умереть ради него и что изменить в существующем положении вещей ничего нельзя. Оно готовит человека к смерти, но почему-то не поддерживает его желание жить ради себя и других. Ведь, если разобраться, то в России государство всегда подавляло человека. Никогда его жизнь, его судьба, его желания не были ценностью, которая защищалась бы государством. Напротив. Человек был в состоянии рабства, был объектом, неживым орудием, которое могло помочь государству достичь своей цели. А цель эта - сохранение себя самого и увеличение своих размеров. Бесконечное раздувание в стороны. Разбухание границ как симптом безумного роста амбиций царя-тирана, а затем вождя-тирана, а теперь президента. Способы и принципы всё те же. Здравый смысл подменяется бредовым патриотизмом, абсолютизмом, суверенной демократией чем угодно. Лишь бы власть могла прикрыть свою несостоятельность маской патриотической добродетели. Лишь бы воры и преступники, входящие в близкий круг могли чувствовать себя в безопасности и уйти от ответа за то, что на самом деле происходит в стране: безработица, обман населения и его обнищание, отсутствие социальной ответственности, милитаризм и развитие ВПК вместо развития науки и культуры. Открытая коррупция, вывод в офшоры прибылей государственных компаний. Основные ресурсы поделены между близкими родственниками семей, которые составляют саму государственную власть. Компенсация бюджетных потерь за счет повышения налогообложения. И, как только предел недовольства привыкшего терпеть и молчать населения достигает критической точки, как только сотни и тысячи самостоятельных и здравомыслящих людей начинают заявлять о своём несогласии с происходящим и желании изменить существующее положение дел, сразу начинаются репрессии и развязывается война. Те, кто говорит о несправедливости и открытом нарушении закона властьпридержащими становятся врагами и против них начинается травля или они вынуждены переключить свою активность на защиту чести своей родины. В войне реализуется потребность человека служить своему народу, своей стране. Но ужас в том, что участвуя в войне человек лишает себя будущего. Потому что война меняет в нём всё, и большинство с нее не возвращаются, даже формально оставаясь живыми. Популяризация войны и внушение мысли о ее неизбежной необходимости - преступление перед самой сутью человека. Его осуществлением себя самого. Любая романтизация и возвышение воинской чести и доблести, по сути дела, пролонгированный и изощрённый манипулятивный приём, толкающий человека в сторону смерти. Ведь, как трудно изменить жизнь вокруг себя, меняя быт, работу чиновников, требуя уважение к себе и своим правам, требуя их соблюдения и так же соблюдать права иных, прочих, живущих рядом с тобой. Это тяжкий и кропотливый труд. Куда проще стать героем, выйти в войну как в жизнь и принести себя в жертву ради своей родины, понимая всю её уёбищность и несправедливость подлость и предательство твоих свобод и твоих прав, твоих близких и твоих далёких сограждан, или не понимая, но сделать выбор в сторону смерти, потому что война не даёт жизнь, она лишь калечит и уничтожает её. Но делать это как единственно верное и возможное осуществление своей жизни, ибо всё другое становится предательством родины: детства, любимых людей, своих домашних животных, капель росы на лопухах на заднем дворе, какого-то поросшего камышами и затянутого тиной болотца в берёзовой роще, с непрерывно звенящими над ней комарами. Ведь это и есть родина. Не лицо президента и патриотический угар, не погоны майора и политрука, не яхта государственного чиновника и его огромный дом за высоким забором являются родиной человека. Перед лицом войны мы защищаем жизнь. Это всё очень интересно описано и осмыслено Сартром в его "Дневниках странной войны", которая, конечно, не была странной. Это была вторая чудовищная бойня 20-го века, в самом своём начале. И в том что она стала возможной, большую роль сыграло советское государство.
Государство, на мой взгляд, здесь, в России это целиком человеконенавистническая система, потому что она имея бюрократическую форму обладает каким-то деформированным и чудовищным феодально-криминальным самосознанием и не смотря на время, отдаляющее нас от эпохи, когда эта бюрократическая система формировалась, во времена Петра1, мы нисколько не вывернулись и не выросли из тех оков, которые эта бюрократическая матрица на нас нацепила. Любое инакомыслие, любое противоречие этой системе клеймилось, рубцевалось шпицрутенами и выбрасывалось в войну, которую Россия ведёт не переставая с первых дней своего образования. Миллионы русских солдат, погибших на полях сражений, солдат безымянных, безликих, неизвестных, отправленных на штурм бездарными красномордыми майорами и генералами как под Плевной давным давно, в Севастополе, так и под Вязьмой или Ленинградом или Аргуном или Дамаском унавозили почву своими телами и остались забыты. Их штыками государство освобождало себе место для новых проектов и амбиций, для новых экспериментов над своими гражданами. Русская армия была основным союзником русских царей. Но были ли эти цари союзниками своего народа, из которого состояла русская армия? Нет. Никогда цари не были заинтересованы в процветании и благополучии народов населяющих огромные территории. Всегда они пеклись лишь о покое и незыблемости своей власти, отдавая на откуп губернаторам и наместникам огромные территории. И губернаторы вели себя как цари - давили и брали последнее с тех, кого считали навозом и мясом - народ, рабское большинство, загнанное в узду крепостного права....
Сейчас ничего не поменялось, по большому счёту. Всё так же эта узда лежит на шее. Только стала она более изящной и не до конца осознаётся носящими её. Государственное телевидение и кредит, алкоголь и патриотические лозунги и, конечно, внешний враг и неизбежная война с ним. Всё это старая песня, старая колея, вытоптанная нашими предками, и если они шли в ней из века в век по кругу, проваливаясь по колено, то мы идём за ними следом и грозимся провалится уже по грудь и захлебнуться в крови и навозе, веками месящемся у нас под ногами. Мы сами и наши предки породили этот навоз. и в каком-то смысле, мы сами вбили этот кол - государство, вокруг которого топчемся уже долго, более 300 лет, и даже наверное больше и никак не можем вылезти на твёрдую почву мира и любви.
Мироточащие чугунные статуи, памятники и медали с ликами палачей, лозунги и скудоумные парламентарии с выпученными от патриотизма глазами ведут нас к пропасти, край которой уже очень близок. Нам незачем идти вместе с ними в ад новой войны. Мы можем остановиться и пропустить их вперёд, к тому, что они уготовили для нас. Нам нечего просить у этих людей, ухватившихся за свою власть как гиена, вцепившаяся в плоть золотой антилопы. Нам нечего ждать от этого государства, потому что оно не наша родина. Наша родина это мы сами и кроме нас самих нам никто не поможет.
Подумайте об этом, сидя в вагоне поезда, за окном которого проносятся заброшенные деревни с покосившимися домами и повалившимися заборами. Подумайте об этом, сидя в очереди на приём к врачу в районной провинциальной больнице. по дороге в школу, которая находится за десять километров и по которой автобус может проехать только зимой. Неужели газ, который продаётся в иные страны, так недосягаем для пожилых и молодых сельских жителей, что они топят свои дома дровами? Где государство, которое может им помочь и их защитить?
Это государство жрёт наше с вами будущее, истекая кровавой пеной слюны и отгораживается от нас законами и заборами, спецсредствами и гвардейцами, стрельцами и попами, водомётами и майорами ФСБ и ФСО. Оно сторожит и жаждет новую кровь и новую плоть для смазки своих внутренних механизмов, как оно делало всегда из века в век. И всё это называется "великое прошлое".
Держитесь. Только само и взаимопомощь, солидарность и уважение друг к другу, сострадание и любовь, осмысление и преодоление зла могут победить войну и насилие.
5-мар-2017 12:55 am - мироточит безумие
Berlin
Чудо входит к нам тихо
Мироточит чугунный шельмец
Из ушей его льётся миро
Полоумная женщина тащит к нему детей
Приложиться, сынок приложиться.
Нет надежды. Всё стало как будто во сне
Щи да каша, фунфырики, телевизор
А у зеркала тихо хохочет Кащей
Из зубов выковыривая золотое кадило.
Пляшет бездна
Дрожат упыри на постах ФСБ, ФСО,
Черти плавят в аду драгоценные мягкие сплавы
Черти плавят свинец на конфорках
Черти точат смычки и настраивают орган
Впопыхах
Черти млеют от звуков простых балалаек.
Черти катят каток и погоны майорские
Надевают.
Черти рады служить, черти любят величие, любят масштабы
Сапогами грохочут по стылому льду
Командиры, разновсяческие генералы
Чудо тихо приходит
Мы с тобою проснёмся в аду
Лишь откинем с себя одеяло.
И услышим, быть может, как ебнется громко майор, подскользнувшись
Повалится в грязь, гремя сапогами
Как на плаху опустится ржавый топор
И закусим на Пасху сдобными пирогами
В нас боярышник стынет
В нас твердеет полынь
В нас колышутся флаги
Музыкальные бьют в нас куранты
В нас могилы родителей
Боль и жажда пустынь
Солнце чёрное, солнце красное
Стланник холодные камни
Мы купаемся в мёртвой воде по утрам
Мы мечтаем об отпуске, катимся в пропасть
Тонем в крике безмолвном, таскаемся по судам
Мироточит чугун, слабоумие, паспорт, прочерк...
bogomol

В детстве мы с ребятами, и в детском саду, и во дворе, часто играли в войну. Кто-то был фашистом, кто-то "нашим". У кого-то была кривая палка, у кого-то железный маузер с пистонами или наган или автомат: "Лёха убит!", "Алхас, ты убит!" "Я раньше стрелял!" "А я из последних сил! Гранату кинул!"
Мы играли в войну с засадами и обстрелами, с атаками и контратаками. Играли часами. Смотрели фильмы про войну. Мой дед 9мая плакал, сидя у окна, смотря на зеленеющие тополя и сирень за окнами. Он плакал чему-то, что было мне недоступно, потому что война тогда, всё-таки, была лишь фильмами и героическими историями про советских солдат. Я не понимал, что заставляет его плакать. А он плакал. и не мог смотреть парад по телевизору. Все эти колонны героических и гвардейских полков и дивизий марширующих перед трибунами мавзолея, ракеты и танки. Мне тоже не нравилось смотреть парад. Но я понял, что война всегда пребывала со мной. В моём мире, в моём сознании.
 Я читал книги. Потом война пришла в рассказах каких-то маминых знакомых, которые с побелевшими от водки лицами ломали на кухне ножи пополам и плакали, обнявшись, выводя хриплыми и жёсткими голосами, под расстроенную гитару, какие-то странные слова про Кандагар и Баграм, Гиндукуш и Афган. Мне казалось, что это какие-то камлания. Потом война пришла в рассказах отца про то, что мои братья в Абхазии воюют. Потом она пришла в слякотный новый год 1995 января в виде каких-то малопонятных, но страшных сводках о штурме Грозного и больше уже никогда не уходила из моей жизни.Я встречал героев России, моих ровесников, с разбитыми головами и опухшими лицами, на лестничных клетках в лужах мочи и крови. В грязной, вонючей одежде, со вшами в волосах и с гниющими трофическими язвами. Они были уже не нужны этой России. Великой могучей и праздничной. Она высосала их душу в Аргунском ущелье, в навозе Моздокских пригородов, в патриотической безвыходной ловушке о долге и чести....
  Мне никогда не нравился парад победы. А с возрастом я стал понимать, что эта чудовищная демонстрация силы совершенно ошибочная, на мой взгляд. Пару лет назад я схватился с тещёй на кухне у них дома в Химках утром 9 мая. Саша, мой сын, очень хотел посмотреть парад победы, а дома у нас нет телевизора и нам надо было поехать на кладбище, на могилу его прадеда, а это рядом с Химками. И поэтому мы поехали к родителям. Утром на полную громкость включен телевизор. Парад! Ура. За окном на бреющем полете проносятся боевые самолёты, вертолёты и вот, через три минуты они летят над Красной площадью. Теща показывает Саше, какие большие самолёты. как они красиво летят. "Но разве вы не понимаете, что после звука самолета следует взрыв? Разве вы не понимаете, что это оружие, которым убивают людей? Таких как вы, как Саша, как я? Чем вы восхищаетесь?! Чем вы гордитесь?"
"Ты не патриот! ты неправильно воспитываешь своего ребёнка!!!"
"может быть они покажут новые больницы? новые университеты? Новые школы и дороги, по которым можно из любого городка и села доехать до больницы и школы?"
" Не надо передёргивать! Не надо говорить ерунды и смешивать разные вещи!!!"
Я не понимаю, разве эта связь неочевидна?!

И вот теперь можно посмотреть и услышать, увидеть эту связь. Ощутить её, эту патриотическую гордость и боевую мощь!
Да. нам действительно есть чем гордиться. Мы не даём спокойно жить огромному количеству людей на этой земле. И многие нас боятся! Это очень радостно. Это прекрасно! Это великое достижение....
Почему же плакал мой дед, слушая как в комнате у него за спиной, бодрый голос комментирует по бравурную музыку перемещения боевой техники по брусчатке площади перед мавзолеем с замершими на его трибунах людьми?

Почему плачут эти покрытые пылью дети, с лопнувшими барабанными перепонками? почему плачут эти люди? Ведь нас это не касается.

14-янв-2017 10:36 pm - Образы будущего
bang
Кто-нибудь из вас видит будущее? Своё личное, персональное и будущее, например, России? Каким оно представляется?
Мне давно уже кажется что будущего, по большому счёту - нет. Есть только сегодня и оно таково что, например, в России это тяга во вчера и позавчера, в страшные сны прошлого. С какими-то призрачными картинами былого величия, военными подвигами и амбициями, от которых смердит трупами и страхом, предательством и ложью. Золото куполов и фаллосы межконтинентальных ракет, цинковые гробы, красные лампасы, золотые звёзды, сытые рожи особистов и выбитые зубы на бетонном полу тюремных коридоров. Комсомольские стройки и сифилитическая сыпь на бледных лицах крестьянских детей. Запоротые и забитые до смерти шпицрутенами русские солдаты, обречённые на службу до старости. Самодовольные русские цари, плохо знающие русский язык. Фанерные расскрашенные фасады, за которыми в дерьме копошатся подданные, оттеснённые штыками жандармов и нагайками казаков от места, где проедет величество. Кровавое воскресенье, декабрьское восстание. Гражданская война под предводительством Пугачёва. Фронтовые госпитали. Плачущие женщины. Пьяные мужики. Ядерные реакторы, лопнувшие нефтепроводы, вылившаяся на землю нефть. Довольное лицо игоря Сечина. Сталин, держащий на руках девочку с бантами. Широкое и круглое лицо Берии. Бараки, в которых как брёвна свалены чьи-то братья и сёстры. Ненависть классовая и ненависть бытовая. Майор, с жирным загривком и красным лицом в блестящих сапогах марширует по вымазанному кровью плацу, отышливо кряхтя и подскальзывается на оторванных пальцах. Пыль афганских дорог, вараны застывающие на солнце, приподняв две лапы, тарантулы, скорпионы, мёртвые тела у сгоревших бензовозов, раздутые и вспученные - русские солдаты. Матери этих солдат проклинающие в тесных кухнях хрущёвок...
Кого они проклинают?
Брестская крепость. Финская война. 1939 год. Апрельские синие сумерки. Скользкие тротуары. Дети. Старики. Блестящий асфальт. Надежда. Берёзки и перелески. Матрёшки. Бабушки.
Какое будущее ожидает нас?
14-янв-2017 09:50 pm - Паузы впопыхах
door
Бывают долгие паузы, в которые проваливаешься как в скомканную вату. Все движения не имеют ожидаемых результатов, и порой кажется, что больше уже ничего не будет. В моей жизни таких пауз было три. Третья, кажется, заканчивается. Она получилась самой длинной пока. Не знаю что будет дальше, но что-то будет и какое-то время ещё продлится.
Может быть.
feliks
Есть ли возможность приготовиться и научиться смерти? Подойти к этому неизбежному событию без страха, мужественно и спокойно? Как осознать конечность и бесконечность бытия? Есть ли что-то, что является истиной? Есть ли в том, что мы считаем истиной какой-то ответ на вопросы, которые иногда возникают в нашем сознании? Что есть это сознание и как оно трансформируется?
М.б. истина это всего лишь иллюзия, погоня за смыслом, попытка избавиться от тотального, животного страха перед мраком и тьмой, с которыми связывается конец жизни? М.б. в силу развитой нервной системы мы создали реальность мысли, в которой ищем опору своему существованию, превращая его в осознанное бытие, в котором сами себе объясняем самих себя, создавая религию и бога, табу и одновременно отрицая и религию и табу и бога, которого съедаем и убиваем, оправдывая склонность к насилию и жажду крови, облекая его в воскресение и надежду на то, что когда-нибудь всё можно будет исправить или искупить. Мы создаём бога и бог создаёт нас, ведёт нас за руку сквозь неизвестное, наше сознание освещает вселенную, раздвигая границы тьмы, неизвестности, пространства, времени, но всегда упирается в смерть. в конечность жизни, конечность бытия.
Иногда мы спим, боясь проснуться. Иногда мы боимся уснуть, страшась призраков, блуждающих образов, отражений во внутренних зеркалах разума, в его снах, наполненных чудовищами, которые суть - мы сами.
Страх движет нами. Мы убегаем от страха порождённого неизвестностью, расщепляем атом, продаём себя или другого, вдыхаем опийный дым, вливаем в себя огненную воду, помогаем нищему и больному, насилуем детей, сбрасываем бомбы, лжём и раскаиваемся, рыдаем и смеёмся, умираем и рождаемся вновь и вновь, пытаясь придать происходящему какой-то смысл, пытась сохранить жизнь, приумножить или распылить её.
Мир открывается нам галактиками, туманностями, созвездиями, сингулярностями. Мы создаём модели вселенной, от вспышки до сегодня, в завтра и послезавтра. Но постоянно упираемся в конечность бытия. Даже самые яркие звёзды сгорают. Даже самые долгие периоды завершаются. И начинаются новые. Всё становится всем и ничем одновременно. Бог есть и бога нет. Смерть есть и смерти нет. Мы есть и нас нет.
Если мы есть, значит нас не станет. И пока есть возможность следует быть.
Быть, до небытия. Жить до смерти.
Расширять границы сознания и познания, расширяя границы мира, осознавая вселенную и самих себя, как часть этой вселенной.
Скоро, совсем скоро сказывается сказка. Дело делается ещё быстрей. Наш дом теряет свою устойчивость. Наше отношение к нему убивает его. и скоро мы окажемся в ситуации когда перед нами возникнет порождённый нашим сознанием и нашим разумом другой разум, которому не будет нужна вода, не будет нужна еда, нужна будет только энергия. Как мы сможем жить со своим творением. С отражением своего разума, но более мощного, более функционального, быстрого, беспощадного уровня. Это другая история. Новый этап и новая эпоха.
Смерть может стать началом, Дорогой к финалу иной истории. Как и жизнь может быть началом.
Держите свою жизнь в ясности. Сознанию не давайте спать. И день и ночь это одно и то же. Быстрые движения глаз под закрытыми веками. Века опыта. Вехи пройденного пути.
bogomol
Мне снятся синицы. Как проводники из мира небесного в мир поднебесий. В тёплом подбрюшье сидящие тесно триста синиц. С хохолками и без. Под мелькание спиц, стрекотание, рокот они по одной вылетают из окон. Мерно, приторно, плавно скользят. Синицы клюют головешки углей. Зернышки ищут и прячутся в тень. Мне снятся синицы. Синицам снюсь я. История обыкновенного безумия.
Удивительно всё, что происходит. Так или иначе приходится прощупывать опору, чтобы не провалиться в пропасть, которая и внутри и снаружи. Рациональные объяснения могут разъяснить всё почти, но есть какие-то вещи, которые требуют веры. Не разума, не логики, веры. Которая так причудлива и так порою убийственна. Способная оправдывать убийство и в то же время прощать убийц.
Ответы на вопросы приходят совершенно неожиданно. И порой понимаешь что-то только в самом конце. И поэтому конец вдруг становится началом.
"Когда дыхание растворяется в воздухе" удивительная история Пола Каланити, врача-нейрохирурга заболевшего раком лёгких. Понимание и несогласие, приятие и неприятие, сочувствие и сострадание. Смерть и жизнь. Достоверность и предубеждённость. Непредвзятость и навык слушать.
    Мы многое научились делать руками, но не знаем, как говорить с тем, кто нуждается в нашей помощи. Как поддерживать тех, кто в этом нуждается. Как рассказать о том, что неотвратимо и неизбежно.
    Встать на место другого и почувствовать мир его инструментарием. Приложить его опыт на себя и почувствовать груз, который лежит на его плечах. И, может быть, понять, как облегчить то, что ему досталось.....
22-дек-2016 02:57 pm - нет смысла?
gospoda faraonu
Что остаётся на месте пропуска. В пространство вычеркнутого из жизни втискивается новое. Не всегда понятное. Не всегда осознанное и желанное. Но не терпит пустоты природа вселенной. И даже в самой пустоте есть потрясающая плотность, способная изменить пространство и время.
Каким это образом связано с повседневностью? С Мариной Юрьевной и двумя её сыновьями, один из которых умер перед телевизором в одиночестве. на глазах у программы суд идёт или весёлого угара тнт или стс или чего там было в течении суток, пока его раздувало в тёплой квартире с горячими батареями. Его нашёл отец, муж Марины Юрьевны. Он умрёт от ХОБЛа, лишь за две недели до конца перестав курить. Что он поймёт? О чём будет думать? Старшего сына он тоже похоронит. Тот умрёт подскользнувшись пьяным в ванной. Разбитая фаянсовая раковина повредит лучевую артерию на левой руке и Алексей утонет во тьме и остывающей алой крови на полу ванной в Отрадном. Марина Юрьевна похоронит его. Потом похоронит мужа. Потом смерть встанет перед ней, воплотившись в рак правой груди. Марина Юрьевна отбросит её вместе с отрезанной грудью в эмалированную лоханку оперблока одной из городских больниц. Это сделает прекрасный врач. С помощью другого врача Марина Юрьевна добьёт её цитостатиками и лучевой терапией. Смерть отодвинется на расстояние вытянутой руки. Но она прорвётся метастатическими фрагментами в голову и лёгкие. Марина Юрьевна истлеет в одном из хосписов. В чистоте и заботе. Без пролежней и мучений. Не приходя в сознание, после тяжёлого инсульта. Одна. Она уйдёт самой последней из своей семьи. И какое отношение имеет к этому пустота, обладающая потрясающей плотностью, способной изменить пространство и время?
Сквозь коридоры и щели прорываемся мы из одного неизвестного в другое, рождаемся живём и умираем в муках и радости, восторге и ненависти, исчезаем в непознанной неизвестности, для чего...
Можно лишь помочь.
Потому что поиск смыслов может быть лишь одним из вариантов ответа. Смысл никак не откроется, пока не отправишься в путь. И не всегда этот путь связан с внешним движением. Иногда он начинается только когда идти дальше уже нет никаких физических сил. Когда немощь и тошнота, боль и бессилие оказываются основными ощущениями твоего бытия. Вот тогда открываются другие, какие-то внутренние двери, в потаённые комнаты вселенского смысла(ха-ха), пучины и бездны света и тьмы. Когда мозг пытается определить границы и возможности, и понимает что нет никаких границ, возможности просто безграничны. И Марина Юрьевна уходит легко и спокойно.
В хосписе, откуда уходила в неизвестность и пустоту Марина Юрьевна, теперь оказался Андрей Валентинович, чьи умелые и чуткие руки освободили множество тел от чудовищных опухолей за долгие годы работы. Отстрочили смерть, отдалив её на какое-то время. Но Андрей Валерьевич слишком поздно обратил внимание на себя самого, с болями в спине и в груди. И ему уже никто не может помочь, кроме тех, кто поддерживает уровень опиоидов в его организме на достаточном уровне, чтобы он не чувствовал невыносимую боль. Чтобы он не потерял своё достоинство от невыносимых болей в его разрушенном позвоночнике.
Можно лишь помочь. Всё остальное придётся делать тебе самому. Мне самому.
И в этом нет ужаса. Нет страха. Нет смысла. Нет ничего...
30-ноя-2016 09:09 pm - цена слова
feliks
И ещё, про влияние личности врача на пациента. Вдогонку. Довольно часто мне приходилось сталкиваться с алкоголиками, разрушающимися на глазах семьи, пьющими водку запоем, и в итоге совершенно разрушившимися. А всё потому, что двадцать лет назад, врач ему сказал, что лучше водку пить, чем вино и пиво, полезней для язвы. И всё! И понеслась!
И никто уже его остановить не может, потому что "врач сказал!"
И ещё одна деталь, русский человек готов от врача терпеть любые унижения, хамство и грубости, лишь бы то его пользовал. Я видел таких врачей и таких пациентов. В избытке.
Каждое слово имеет цену и приходится нести ответственность за последствия.
30-ноя-2016 12:33 pm - проповедь снова
gospoda faraonu
"Как личность врача влияет на состояние пациента", так называется лекция Фредерики де Грааф, психолога Первого московского хосписа. Лекция прошла в рамках 2й конференции по паллиативной помощи взрослым и детям. Очень интересным для меня оказалось, что Фредерика духовная дочь митрополита Антония Сурожского и это ощущается сразу, как только входишь в аудиторию. Среди прочего, очень важного, о чём говорила Фредерика, в том, что касается умирающих людей, я отметил два момента.
Равнодушие врача к неизлечимо больному пациенту является защитой самого врача перед его страхом смерти. то есть, врач просто может бояться страданий другого, потому что сам не осознал и не осмыслил своего отношения к смерти. (Тут надо говорить не только о враче, но о любом человеке, который связан с медициной, с уходом человека вообще). Поэтому, неизлечимо больного просто выбрасывает за горизонт восприятия, он десубъективируется, становится вещью, срок службы которой закончен: "Он всё равно умрёт, мы ничем не можем помочь, это не наша проблема". Это вот первое.
Второе, о чём она говорила, о том, чтобы воспитать в себе такое правило при общении с человеком, когда ты с ним, то больше никого нет для тебя. в этот момент есть только этот человек его глаза, его жизнь. И даже если тебя ждут, всё равно надо договорить так, как того требует тот, с кем ты сейчас. Особенно это касается умирающих пациентов. но думаю, что это касается каждого, всех, с кем вселенная сводит нас в жизни.
Вчера мне пора было уже уехать из хосписа, где у меня волонтёрская практика. Но надо было помыть пациентку, это выяснилось в последний момент, когда я хотел уйти. Я опаздывал, мне надо было поехать и сделать несколько важных дел, и одно из них - визит к другой пациентке. Но я не мог бросить и перенести на завтра эту помывку, потому что завтра меня не будет, а пациентки может быть не станет. В итоге внутренне смирился, отпустил ситуацию и отправился купать её. Она захотела подстричься. Это ещё больше увеличивало время, но она очень хотела и значит надо было это сделать. Любому может что-нибудь захотеться. Я понял что уже одно дело не успею точно и перестал переживать. Мы вернулись в палату. У неё была машинка и я побрил ей голову, оставив хохолок, довольно жидкий, но очень смешной и ей он очень понравился. Нам было весело и это было очень здорово. Наконец, мы отправились мыться. Помылись, вернулись. И я понял, что возможно, все мои опасения оказались напрасными, потому что важнее этих наших дел не было ничего на тот момент. А впоследствии, оказалось, что самое главное у меня, визит к пациентке, прошло прекрасно. Мы много поработали и она была умницей! Из-за её особенностей это просто подарок.
В общем, это простые, но важные вещи. В дело не в вере в Бога или религиозном воспитании, хотя возможно и в этом тоже. Дело в том, что говоря пациенту о том, что он всё равно умрёт, мы забываем, что как бы там ни было, умрём и мы. И какой будет наш финал - никому неизвестно. Поэтому, такие моменты требуют осмысления, осознания и принятия. И нет ничего важнее того, что происходит между людьми, в любую минуту их жизни, тем более, на краю неизвестности. Сделать так, чтобы это произошло без боли, без страха, ужаса одиночества и покинутости, значит подарить надежду на то, что добро существует, потому что мы делаем его сами. Здесь и сейчас.
door
Думаю о достоинстве человеческом. О том, как трудно его сохранить, когда болезнь отнимает силы, и любое движение как последний бой. Безрезультативность усилий, боль, тщета всего предшествующего опыта, разочарования вытесняют жизнь из человека. Остаётся только немощь, только слабость, только унижение и собственное бессилие. Бойкая физиология наполняет пространство тяжёлыми запахами, трансформирует тело пролежнями и деформациями-контрактурами, патологическими и неестественными отверстиями. И смерть не приходит. Она чего-то ждёт, волоча тело по пути унижения и страданий, кажется - запредельных.
Как сохранить достоинство в таком положении? Один человек этого сделать не сможет. Ему понадобится помощь, то, что может сделать для него другой человек. Сделать это так, как будто перед ним его двойник, его отражение, его будущее. Облегчить страдания тому, кто в этом нуждается так, как бы ты облегчил их себе самому. Привести в порядок это немощное тело, выкупать, вытереть так, как будто ты делаешь это себе самому. Вытерпеть всё, что может случиться, все неожиданности и внезапности, запахи и выделения так, как будто это происходит с тобой самим. И не требовать ничего взамен. Не открывать имени. Не касаться истории, потому что любая история заслуживает заботы. Даже самая чудовищная, пропитанная предательством, ложью, ненавистью, безумием и смрадом история должна закончится достойно. Насколько это возможно. Потому что никто не знает, чем закончится история моя, твоя, и прочая.
О чём бы я не думал, главное, что я делаю.
Чтобы я не делал, важно помнить о том, что помочь другому человеку, это дар, которым нельзя пренебрегать.
Помогайте, только так можно что-то изменить.
gospoda faraonu
Каждое утро теперь будят нас синицы. Они требовательно стучат в бубны пластиковых кормушек (очень простых и несложных) и требуют себе еды. В этом смысле слова Христа о пропитании птичек небесных обретают своё воплощение. Конечно, каждый из нас может о ком-то заботиться, кому-то помогать. И даже тем, кто сам уже никому помочь не может в силу своей ничтожности, бессилия, обречённости. И даже, когда кажется, что помогать не имеет смысла, оказанная помощь становится действием, которое меняет всё, в буквальном смысле.
Каждое утро я просыпаюсь от стука синичьих клювиков в пластиковые жбаны из под солёных огурцов и квашенной капусты, которые обычно сдаю в переработку, а теперь вот приспособил под примитивные кормушки для маленьких птиц. И я встаю иду на балкон и засыпаю им семечек и маленькие кусочки сала выкладываю на крышки. И начинается синичье пиршество, с руганью, скаканием и мельтешением. потом подтягиваются воробьи. Целыми группами они наскакивают на кормушки и сметают всё подчистую. А я этого даже не вижу. Потому что мне приходится с утра до вечера ездить к людям и как-то им помогать, за что они пополняют мои кормушки. И иногда мне кажется, что сам я такая же синица, стучащая в кормушку вселенского бубна, где, может быть, рассыпанное валяется золото моей жизни, которое по зёрнышку мне требуется собрать и сложить в замысловатую мандалу освобождения....
Синицы ничем не могут мне помочь. Во всяком случае помощь их столь эфемерна и не очевидна, что думать, будто я помогаю синицам за то, что они мне помогут, когда я пойду добывать себе, например, невесту из плена Черноморова или из лап дракона или буду ждать свидания с женою в СИЗО. Хотя тут, безусловно есть одна важная и очень существенная деталь. Синица, её вид, теперь включает во мне целую связь ассоциаций подтверждающих великую свободу выбора, и, в конечном счёте, свободу вообще, свободу помочь, которой можно всегда пользоваться, становясь всё более и более свободным при любых обстоятельствах. И я понимаю, что если сидя в СИЗО увижу синицу на козырьке крыши ли за решёткой окна, это меня очень обрадует и поддержит. Потому что когда-то помощь синицам помогала мне быть человеком.
Любая просьба о помощи, это уже признание и благодарность тому, к кому за ней обращаются. И помочь просящему - великий дар, которым глупо пренебрегать. Будьте свободными, помогайте тем, кто в этом нуждается. Не думая ни о том, что вам за это будет, как вас отблагодарят, и каким почётом облекут. Просто помогайте. Ведь это почти единственное что в наших силах, в тот короткий промежуток времени, когда нам кажется, что мы принадлежим себе и наша жизнь будет длится и она прекрасна.
Синицы ждут. Идите к ним и помогите! Соберите золото вашей жизни рассыпанное в пыли рутины и потребления. Освободите себя.
11-ноя-2016 10:52 am - В тумане патриотизма
gospoda faraonu
В связи с тяготением российского общества к крови и насилию, к смерти и авторитаризму, которые грубовато (а порой довольно изящно) прикрыты красивыми и тяжёлыми покрывалами патриотизма, мифологизацией прошлого и традиционными ценностями, мне стало казаться, что "русская нация", которой всё пытаются сформулировать какую-то идею и указать путь, идею уже имеет и несёт в самой себе. Идея эта - не смотреть в зеркало, не принимать на себя ответственность за происходящее, ничего не решать, а найти того, кто будет нашим зеркалом, кто возьмёт на себя ответственность, кто решит - как быть и куда идти.
Возможно, я ошибаюсь. Но, почему-то, глядя на то, что происходит, и на то, как это всё происходит, возникает ощущение, что "русские люди" всё дальше и дальше пытаются загнать себя в вату самооправдания и самовозвеличивания, слюнявым пафосом взывая к великому прошлому, сидя в холодной больнице у заплесневелой стены в ожидании пайки, которая позволит не сдохнуть до вечера, но не согреет до утра.
С метафорами не особенно что-то получается. у Проханова получше будут метафоры и мечты.
Про Ивана 4-го, которого так любят русские патриоты. Потому что он земли прибавил к великой империи. Сколько русских было убито этим великим царём? Если подумать, то кто мы такие, по сути? Потомки опричников, их жертв, тех, кому удалось выжить среди чумы, непрерывного грабежа царских опричников, грабителей, Крымских ханов. Потомки тех, кто смог убежать в Сибирь и там прорасти в Сибирскую землю, сделав её русской. Самые лучшие, честные, сильные люди погибли под мечами и топорами опричнины, потому что пытались сопротивляться. Их детей и жён резали и убивали на глазах у других, которые стояли и смотрели. И, вот это молчаливое большинство, которое всё время решает что оно ничего не решает, что от него ничего не зависит, и так избегает смотреть в зеркало на уродливое своё отражение, это большинство, забитое в вату великого прошлого и реванши имперских амбиций делает возможным 1914, 1917, 1920-23,-1936-37. Писать доносы на брата. на соседа, воевать в Донбассе, в Афганистане, в Сирии. ненавидеть США, лишь бы не смотреть в зеркало, не видеть своё отражение в этом зеркале. Убивать своего соседа, брата, друга, навесив на него ярлык врага, лишь бы не оборачиваться на своё отражение, не видеть того, что происходит на расстоянии вытянутой руки.
Мы все потомки палачей и женщин, палачами этими изнасилованных. Мы стоим по пояс в крови, которая пролита нашими руками или на наших глазах, с нашего молчаливого согласия. Надо это осмыслить каким-то образом, прежде чем говорить о том, что у них там где-то что-то не так. Самое главное не так - с нами самими.
19-окт-2016 08:30 pm(без темы)
gospoda faraonu
В своих снах с Создателем общаться
Изживать невроз, куда-то мчаться
Собирать упавший в поле колосок
Встать. Побриться. Выстрелить в висок
15-окт-2016 12:20 am - по себе и ПРО
door
Столько всего, кроме личных всяких страданий - как физических так и этических))), мучает разваливающегося на части меня, что собраться и осуществить что-либо не представляется возможным. Требуется усилие, практически титаническое, на которое просто нет сил. Никаких ресурсов внутри и снаружи. Кроме, пожалуй, снисходительного терпения вселенной ко мне, и шанса, который следует за предыдущим, но так и остаётся неиспользованным. И может быть ещё надежды в то, что скоро всё образуется. А так, больше никаких опор не осталось. Мир рушится в пропасть, собирается в горсть, сморщивается и тускнеет. Все эти размышления литературные, об уходящем времени, ложатся невыносимым грузом, который давит на плечи в буквальном смысле, сковывает шею, тормозит мысли. Наступает отупение от бездействия, онемение от неподвижности и лени, в которую впадаешь, как, бывает, вползаешь в холодной комнате под тёплое одеяло, чтобы согреться и уснуть, забыться, на время, уходящее и неиспользованное, выпасть из подобия жизни, которое создано своими руками: не сделанными делами, сказанными словами, упущенными возможностями и невыполненными обещаниями. Читать дальше...Свернуть )
4-окт-2016 05:35 pm - Страх женщин
Blattidae
Шёл вчера на автобус. Проходил мимо остановки маршрутки, которая в этот момент подъехала, и решил, если влезу, - на неё стояла очередь из десятка человек, - поеду. Оказалось, что она совсем пустая, и пропустив всех стоявших оказался рядом с большим мужчиной, лет около 55, который говорит мне так проникновенно и с выражением:
- А это что, маршрутка женская?!
Не понял, и его переспросил.
- Я испугался, что это специально женская маршрутка, смотри, там одни женщины.
На самом деле в салоне было два мужчины. И мы двое. Но женщин было действительно много.
- Вы что, боитесь?
- Да ты знаешь, страшно вдруг стало.
- Вы боитесь женщин?!
- Да, знаешь, с возрастом стал бояться.
- Держитесь, я буду рядом! Пропустил его в салон.
От мужчины крепко пахло потом. В руках была коробка с болгаркой в картоне. Маленькая такая болгарочка. Он потом что-то говорил ещё женщинам сидевшим напротив, но я не слышал, включил музыку и вернулся к "Осени средневековья". Слушал Pixies "Head Carrier". Новое старьё. И мне стало казаться, что в принципе, мужчина этот где-то на не осознанных уровнях прав, потому что женщины без мужчин справятся, да и всегда справляются и справлялись. А вот мужчины без женщин
даже бога сделать не смогли, а что говорить о мире и прочем. Позиции первенства потихоньку превращаются в иллюзию. и возникает равенство, в котором можно оказаться вторым, хотя от перемены мест сумма не меняется, но это же традиция. Так принято. Так надо.
Вообще, Фрэнк Блэк хорошие пишет песни. И женщины всегда рядом.
Берегите женщин, или вам придётся их бояться)))).
Держитесь! Кали-юга движется к своему финалу.
Удивительно, насколько прекрасна вселенная наша!
gospoda faraonu
Большинство, почти всегда, ошибается. Так было, пока люди верили в земле стоящей на китах и черепахах; в то, что земля находится в центре мироздания и всё остальное- вращается вокруг неё; люди верили в ведьм и колдунов, в бога, и его именем прикрывались объясняя мучительные казни себе подобных - Аррасские процессы например. Большинство ошибается, взывая к войне до победного конца - под таким девизом прошли 1914-15-16 годы, пока вонь от трупов и внутреннее перерождение показало конец иной, не победный. Большинство ошибается принимая амфетамины и голосуя за фюрера и великую Германию, покашливая вблизи крематориев дымящих едким чёрным дымом, от которых несёт палёным мясом и волосами. Большинство ошибается, считая что подавляя одних можно достичь успеха, что насилием можно сделать мир безопасней, ложью укрепить его и если верить в ложь, она станет истиной. Это не так. Традиция тоже может ошибаться, как и большинство. Поэтому лучше быть неуверенным, чем убеждённым. потому что пока ты сомневаешься, есть шанс выйти к свету.
Если большинство считает, что оно право потому, что его много, то оно ошибается.
gospoda faraonu
Поборники государственности и целостности поступают как изобретательные церковники придумавшие складного Христа, который не занимает много места. Потому что и сама их государственность и целостность которую они защищают любой ценой необходима лично ИМ. Их жёнам, собакам, детям, их охранникам, массажистам, любовницам, протеже и покровителям. Это стремление к государственности и целостности обильно сбрызнутое чёрной спермой прохановского патриотизма и имперского величия просто ширма, которой прикрывпется и отгораживается настоящеё, которое их устраивает и которое они хотят сохранить: безнаказанная ложь, воровство, лицемерие, рабство и крепостное право в отношении граждан этого идеального для патриотов и целостников государства. Выстроенная вертикаль вбитая в головы населения, топчущая ногами жизни спящих наивных одурманенных людей всеми силами будет пытаться сохранить себя, пугая смутой и внешними врагами у самого порога.
Очень интересны в этом отношении рассуждения Сартра в "дневниках странной войны " о том, что добру не быть без преодолённого - преодоленного на какое-то время- Зла.
Мы сами осуществляем и моделируем эту реальность. Действием и бездействием. Говоря бог мы убиваем его множество раз, каждый новый он делается все меньше и вот уже он просто фигурка разобраная по частям. Каждый берёт себе ту часть, которая ему удобна. Кто-то берет цитату о любви, кто-то берет золото алтаря, иные тянут руки за хлебом, иные за вином. Венец перекидывают как сифилитическую тряпку друг другу, отбрасывая как падаль и тряпьё повязки и крест, который норовят переложить на плечи другого. Но так получается всегда что вселенная больше, чем то, что хранится в шубохранилищах. Она больше чем самый огромный банковский счёт и самое безопасное убежище. Этот разобраный на запчасти и раздёрганный на цитаты бог вопиёт в пустоте и гное каждого из нас. А есть и другие боги. Им нет числа. И в конце концов каждому предстоит встретиться с ним лицом к лицу. Со своим богом. С самим собой. Голым. Плачущим. Нищим. Перед глазами ненавидящих его.
Как говорит один просветлённый человек быть камнем сложнее, чем быть человеком.
А я считаю что всё-таки и человеком быть непросто.
v parike
Как вот происходит так, что слабоумие и ненависть, лицемерие и ложь, цинизм и предательство, подхалимство, продажность и безнаказанность становятся двигателями "социальных лифтов"? Так происходит, наверное, не только в России. Но, наверное, только в России не происходит никак иначе. Сегодня первый день второго летнего месяца. Пятница. Проснулся пораньше и отправился к морю. С Петером Слотердайком эти утренние прогулки более увлекательны, чем простое плавание и наблюдение за человеческими формами, столь разнообразными. Сегодня речь шла об основах, на которых строятся человеческие миры и представления о чём либо, хоть о Земле, хоть о Космосе и материи. И мне уже давно кажется, что то, что мы считаем основой, традицией, на самом деле просто якорь, как кол, к которму мы привязаны, как пасущиеся в полях козы, выжирая вокруг и вытаптывая клевер и просо, мы движемся по погибающей почве, подсталкивая друг друга, в надежде вырвать жадными губами ещё одну чудом сохранившуюся травинку, обглодать веточку, всё, до чего можем дотянуться. Но пастухи этих коз - мы сами. Потому что главное в нашей жизни - лишь бы ничего не случилось! И вот мы следуем традиции привязанной козы. А пропасть между нами и почвой всё больше и времени всё меньше. Но я могу ошибаться. Нет уверенности в том, что я выражаюсь ясно и в том, что всем понятно, что именно я имею в виду. Но, тем не менее, позволю себе процитировать последнюю страницу главы "Террестическая глобализация как история балдахинов" из книги диалогов Петера Слотердайка и Ганса-Юргена Хайнрихса "Солнце и смерть" "...Под каждой надёжной основой сегодня видят разверзающуюся пропасть. Классическая метафизика имела своё оптимальное влияние в те времена, когда центр тяжести человка переместился. Тогда стремились любой ценой поставить дома и теоретические тезисы на так назваемую солидную основу. Однако эти поиски наисолиднейшей основы не увенчались успехом. Процесс поисков обоснования остановился на половине пути. Сегодня становится очевидным, что отношение между основой и тем, что на ней стоит, следует перевернуть. Нам надо не обосновывать, а придавать формы, создавать натяжные канатные системы и подвешивать их в воздухе, заставляя в нём парить. Сгущения-концентрирования заменяют обоснования. Надо, скорее, показать, что все культуры парят в воздухе и не надо понимать их исходя из так называемых основ. Культуры - это системы принадлежащие атмосфере. Для этих воздушных образований решающее значение имееют символические процессы и настроения. Их первичным продуктом было установление в обществе климата, который первичнее даже производства продуктов питания. Атмосферная, воздушная конституция культуры - это и есть, собственно "фундаментальное", "основное" в ней; разумеется, выражение это абсурдно и уместно только в той мере, в какой оно служит для обозначения первичного, определяющего всё, изначального. Я хочу искать основу в будущем над почвой, над землёй, в климатическом априори культуры, в разделенном на части воздухе, в социальном просвете. Я утверждаю, что первая совместная деятельность людей - это не охота, не секс, не взращивание детей и уж совсем не змеледелие, скотоводство, промышленность, а обеспечение резонанса между теми, кто ведёт совместную жизнь. Для сегодняшних культур стало вопросом выживания - как они смогут воспроизвести себя в качестве атмосферных сообществ - сообществ с общей атмосферой. Даже физические атмосферы перешлина ту стадию своего существования, на которой они создаютс технически. Будущее станет эпохой климатосоздающей техники - и, тем самым, совершенно технической эпохой. Люди будут всё больше и больше понимать, что общества с самой их основы созданы искусственно. Воздух, которым мы дышим по одиночке и все вместе, уже не может считаться само собой разумеющимся условием, которое дано априори. Всё нужно будет производить технически - как аатмосферу в метафорическом смысле, так и атмосферу физическую. Политика станет разделом технологии создания климата". И вот, море тихо подкрадывется, являясь основой огромному миру, который валится в пропасть. А мы по-прежнему делаем вид что ничего не происходит и всё хорошо. Вспоминается, почему-то, Блез Паскаль с его "письмами" и ощущение неувернности и неустойчивости перед пропастью, нога идущего в неё уже занесена....
door
"...Фактически модерн неотделим от политических пустотелых построек и разыгрывающихся в них истерий. То, что психотизированные люди в такие времена начинали страдать нарушением способности суждения и сбиваться в безумные псевдокоммуны, есть следствие их положения. Псевдокоммуны или социальные пустотелые псевдопомещения основываются на системах безумия, которые в конечном счёте всегда имеют форму обещания - спасение-посредством-уничтожения, - именно это более всего подходит людям с фундаментальным нарушением витальной способности суждения. Только так бесчисленное количество немцев могло собраться под руководство вульгарного ангела смерти Гитлера"
"От усталости проистекает больше зла, чем от злобы, - но в христианстве, как и у традиционных левых, упорно бытует неверное описание этого эффекта, при котором используются понятия "равнодушие" и "леность сердца". Утомляемость слишком быстро ассоциируют с виной
" Петер Слотердайк, Ганс-Юрген Хайнрихс "Солнце и смерть"

Усталость. От которой проистекает зло, ненависть, смерть другого человека от твоих действий. (Я видел это на "скорой помощи", когда физическая усталость приводит к отупению и эмоциональной усталости, и тогда уже никакая внешняя сила не способна что либо изменить, в отношении к другому, например, к пациенту). Усталость и внутренний автоматизм, посмею добавить, когда происходящее лишено витальности и другой не имеет субъективности. Либо он обозначен кем-то иным, низшим, например тараканом или выродком, и тогда чтобы объединиться и почувствовать себя в безопасности когда-то в будущем, надо уничтожить его сейчас.
Как это похоже на то, что происходит в России. Только здесь ангел серости и лжи, ничтожества, но в конечном итоге и смерти, само собой.
18-июн-2016 10:41 pm - Опыт ( проповедь)
veliki
Думаю о том, как можно исправить то, что сделано кем-то другим, но этот другой уже давно не живёт в своём первоначальном виде, в котором он совершал этот поступок, а предствлен частью, процентом генетической информации в твоём существе. Возможно, что у тебя глаза его цвета и такие же зубы. И может быть родинка на левом бедре, как у него. Но никак это подтвердить или опровергнуть невозможно потому, что в его времена не было ни даггеротипов ни фотографий, а уж тем более в тех местах, где он ходил-бродил по лесам с кремневым ружьём, охотился на туров, ночью сидел у огня кутаясь в бурку и о чём-то таком думал, что казалось ему важным. Обычай, справедливость, наказание, месть, традиция. То, что помогало ему удерживаться в этом огромном и бушующем мире, под непонятным небом, среди таких же запутавшихся, одиноких, страдающих и самоуверенных людей. И вот этот далёкий и совершенно неизвестный тебе человек, сделавший возможным твоё человеческое воплощение, предшествующий тебе за много других человеческих воплощений совершил нечто такое, что вызывает и омерзение и ужас и чувство вины от которого невозможно избавиться. И это всего один человек и один поступок, вбивающий тебя в это земное бытие, а сколько ещё было до него и после него до тебя и сколько всего сделал ты сам? Этот чудовищный груз, которому мы не придаём значения сейчас, когда все эти связи с прошлым так легко рвуться, из-за иллюзии вечности настоящего, раньше, наверное, оценивался другими в том смысле, что кто ты такой- я сын такого-то и такого-то. А! Понятно, твой отец и его отец были славными охотниками, или наоборот были дерьмом собачьим. А сейчас что мы знаем о самих себе, после стротельства коммунизма, когда донос и предательство, как и сейчас уже, дарили положение в обществе, привелегии, квартиры, кожанные пальто с портупеями и карточки в спецраспределителе на улучшенный паёк и ложу в театре одним, а другим пытки, унижение, вонючие подвалы, допросы, расстрелы, этапы, пересылкии смерть. Хотя её не удалось избежать и тем, чьи руки и губы писали и шептали.... но ладно я увлёкся.
Чувствуете ли вы этот груз поколений, лично ваш груз, груз вашей личной семейной истории? Знаете ли вы эту свою историю, эту свою кровную родословную, которая предшествовала вашему появлению здесь?
Я знаю очень мало, но то что мне известно многое объясняет, но не объясняет всего, потому что другое мне не известно. А ведь всё это было, есть пока ещё и какое-то время совершенно неопределённое продлится. И вот как мне успеть рассказть эту историю, о которой поведал мне мой отец, а потом его старший брат, которая начинается словами мы - убыхи! Люди, которых уже давным-давно нет. Но может быть есть те, кто ожидает извинения и готов простить....
Держитесь. Прощайте непрощаемое и разрешайте неразрешимое, это и есть непосильное и сверхчеловеческое. И другое невозможно
door
Возможно, что потери, которые мы несём в жизни, на пути судьбы, это как лишние оболочки, снимаемые с кожуры плода, как груз, который мешает добраться до цели, до сути, до себя самого?
Для кого-то мы сами можем быть грузом. И кто-то отталкивает нас со своего пути. А кто-то теряет, чтобы потеря стала началом обретения себя. Есть долги, которые мы никогда не сможем выплатить, а есть долги которые придётся отдавать всю жизнь.
Непрерывное движение и трансформация, постоянные столкновения и взаимопроникновения, во всех смыслах, составляют ткань жизни. И если посмотреть немного по-другому, то потери это обретения. Обретения возможности быть смелее, увереннее и осознаннее. В конце концов потери неизбежны, надо превратить их в обретения.
Нет смысла цепляться за то, что кажется привычным, кажется жизнью - работа, распорядок дня, привычки - всё это иллюзия, которая может исчезнуть в один момент. В этой реальности нам ничего не принадлежит, кроме возможности быть. Принимайте потери как обретения. Врагов принимайте как друзей. И помните, "не известно, что наступит раньше - завтрашний день или следующая жизнь" Держитесь! Берегите себя!
14-июн-2016 10:02 am - Вне
Blattidae
Думаю о парадоксах. Люди говорят «я вне политики, я не хочу в этом участвовать, это грязное дело и меня это не касается». Так считают многие врачи, учителя, военные, водители общественного транаспорта, медицинские сёстры, массажисты, агитаторы семейного образования, клерки, операторы печей крематориев, могильщики, директора гостиниц, наркодиллеры и наркоманы, учёные и студенты, доктора наук и бездомные, спортсмены и прочие. Они, как бы, не участвуют в политике, находятся вне её, над ней. Но это, на самом деле, уловка политиков, которые, как будто сами собой, занимаются там своей политикой, пока никто в ней не участвует. И вдруг, наступает время, когда происходят странные вещи, например, повышаются налоги, цены на энергоресурсы, на недвижимость, а зарплаты остаются прежними или даже становятся меньше в результате инфляции. Или, например, перестают индексироваться пенсии, повышается пенсионный возраст и пенсионные фонды переходят в фонды войны. Например, такой войны, которая вдруг возникает и ведётся от лица страны, в которой живут все эти прекрасные люди, с соседней страной, или со страной за тремя морями, или с обеими странами одновременно. Например, глава государства, начинает часто упоминать о каких-то врагах, внешних и внутренних, грозит миру ядерными боеголовками, посылает самолёты бомбить города. Когда, вдруг, дети этих самых прекрасных людей возвращаются никому не нужными инвалидами с этой войны, или мертвецами в заваренных гробах, их хоронят тайком и на могилы никого не пускают. Когда, вдруг, оказывается, например, что дети генерального прокурора самые богатые и успешные люди страны, но знать об этом никто не должен, а кто знает - тот враг. И те, кто говорит о происходящем, называя вещи своими именами, оказываются в тюрьмах, получая реальные сроки. Или их убивают, или калечат, но всё это в порядке вещей, ведь никто не хочет в этом участвовать, потому что он вне политики.
И оказывается, что любое неучастие в политике, в конечном счёте, приводит к тому, что расплачиваться за эту самую политику приходится жизнью. Своей жизнью, жизнью своих детей. И слово жизнь здесь перестаёт быть метафорой. Вовсе это не метафора. Это единственное, чем мы владеем очень короткое время, хотя она нам не принадлежит, но происходит с каждым, по-настоящему. И если мы боимся или не желаем принимать ответственность за настоящее, за происходящее сейчас, мы лишаем себя будущего.
Всё, что происходит – имеет отношение к каждому из нас. Мы в ответе за то, что будет завтра. И даже за то, что будет сегодня вечером. И конечно, за то, что именно мы делаем, чтобы это осознать.
Держитесь!
6-май-2016 10:06 am - всё во всём
door
Я сеть, из моря выбирающая рыбу, и руки сеть держащие, и рыба, что в эти сети попадает, и тот, кто эту рыбу ждёт на кухне, и тот, кто платит за улов, и кто ответственность несёт, и тот кто сеть плетёт, и тот кто продаёт и материал для сети ищет.
Я рыбья чешуя и соль. Я рыбий корм и рыбья боль.
Я волны, берег и песок морской.
И небо над моею головой и мириады звёздных клеток, ракушки, горы, облака, я реки и вода. Я плач и смех. Любовь и смерть. Я виноградная лоза, краюха хлеба, стрекоза. Я видящий и из себя смотрящий на себя. Я снег в пути настигнувший меня, водоворот и водопад, уставший путник у чужого очага. Я рай несу творящий ад. Я буря. Космос. Сингулярность. Сон. Покой.
И тот, кто наблюдает за собой....
6-май-2016 08:27 am - мы - сеть
dmp
Думаю о том, что весь мир, вселенная, это огромная сеть, похожая на нейронную сеть в коре головного мозга. Мы все опутаны сетями. Мы сами это сеть, которая преображает и трансформирует, передаёт и создаёт, делает и не делает эту вселенную. Всё связано со всем. Деревья, вирусы, животные, папирусы связывают нас с египтянами, генетические вариации связывают друг с другом, болезни связывают нас со смертью и предками и сами мы и мир в котором мы живём и всё, что есть в нём это сеть жизни. И, по большому счёту, никакой смерти нет.
1-май-2016 03:27 pm - Что нас объединяет
snegovik ne uderjalsya
Если задуматься, то кроме прошлого, мёртвого но такого дорогого, потому что оно великое; кроме ненависти, потому что она стала нам как любовь и единой энергосистемы на уровне единства страны нас ничего не связывает.
Мёртвое прошлое, ненависть и электричество. Как долго мы сможем так?
v parike
Пётр Павленский в своих письмах из сизо пишет о том, что модель социального поведения это модель подчинения системе. Мнение большинства является истинным мнением. То, как ведёт себя большинство - является правильной, нормальной моделью поведения. То, что в эти границы не укладывается - становится болезнью, патологией.
В последнее время очень часто в публичном пространстве звучат именно такие слова - "нормальное" "ненормальное", именно по таким критериям выносятся суждения, в поддержку и оправдание таких отношений принимаются законы, которые впоследствии станут теми законами, по котором мы будем вынуждены жить (в случае, если система их формулирующая не развалится до этого).
Читать дальше...Свернуть )
26-апр-2016 11:45 am - 12 марта 2016 года
gospoda faraonu
Поездки по россии, например, по Московской области, приводят в уныние. В субботу оказался на автовокзале в Можайске. Сорок минут ждал автобуса. Площадь автовокзала вся в лужах. Мокрые лавки под протекающими навесами остановки. Мусорные фрагменты под ногами. Мужчины с красными, апоплексическими лицами. Толстые, одышливые женщины. Старухи одетые в обноски. Обвешанные кульками и сумками. Торговые рыночные ряды с дешевыми и совершенно сомнительного качества товарами: клетчатые рубашки на молнии, тренировочные штаны с адидасовскими лампасами, выпечка, кроссовки, шлепанцы, сапоги и куртки. Все это похоже на мусорные склады. Где мусор отмыт и специально разложен по полкам. Грустные лица утомленные трудной жизнью, телевидением, ненавистью, разочарованием, нищетой, алкоголем.
Сорок минут я ходил по площади и по рынку. Купил шаурму. Смотрел на портреты вождя на витринах киоска. Потом ехал в автобусе по узким разбитым улицам. Храмы. Склады. Мастерские. Купола. Развалины брошенных домов. Объявления о продаже поросших бурьяном участков с остатками развалившихся изб. Летом, забинтованные и укрытые зеленью, эти руины выглядят не так печально. Но сейчас голые ветви не могут замаскировать пустоту и разруху, а скорее еще больше усиливают ее.
По радио в кабине автобуса разудалые разговоры о подвигах русской армии под командованием Суворова. Сравнение войны с турками в Болгарии и ситуации в Сирии. "Мы великая страна! Посмотрите, как много великого и славного мы сделали! - Да. Это так. Мы победили фашизм! У нас великая история. Великое прошлое. Нас должны уважать. - Конечно! Все что мы делаем заслуживает уважения! Это так". Водитель переключает волну на другую. Там песни. А я вспоминаю как в ночь с седьмого на восьмое марта мне позвонил Максим - "дочь аниной сестры в реанимации в бронницкой больнице. Надо как-то перевезти ее в мск, потому что там не могут помочь. У них нет детских реаниматологов". Нашли выход. Но только утром. И только из-за того, что у девочки московская регистрация. Ее перевели в мск. А что, если нет московской регистрации? Если родителям некому позвонить? Отличная оптимизация, в рамках которой можно дать умереть человеку ссылаясь на то, что у него нет полиса, паспорта, регистрации, что он не подлежит госпитализации потому что у него обильное отделяемое из свища и неизлечимая стадия прогрессирующего заболевания. И хорошо, даже очень, если этот человек на пороге пенсионного возраста. Прямо отлично. Не надо пенсию платить.
Патриоты поддерживают. Им хорошо и удобно. Великий лидер не может ошибаться. Ввел войска - вывел войска. Начал войну - закончил войну. Патриоты знают все. Кто либерал, а кто агент влияния. Кто друг народа, а кто его враг. И что может друг, то не положено врагу. И как надо с врагом поступать не вызывает сомнений. И патриотичный народ это оправдывает. И президент это поощряет. Но имеет ли он на это право?! Поразительно все похоже на уже бывшее. На октябрь 1789 года. На 1791-92 гг. Революция во Франции. И на все прочие революции. Например.


Еду в автобусе. Можайск остался позади. Но пейзажи такие, как и в самом можайске. Как и до него. Как и везде: великое прошлое и никакого будущего.
22-апр-2016 04:06 pm - права и генерал-майор
gospoda faraonu
Какие именно права может охранять генерал-майор МВД, которые надо бы называть ВЧК, по мнению этой самого генерал-майора?
Градус безумия растёт. Россия всё больше похожа на страну победившего фашизма. Паранойя и ненависть раскалывают семьи, разваливают общество. Сплотиться перед внешним врагом! Враги повсюду! Шпионы, провокаторы, агенты...блин, как это надоело.
Все эти привязанные к прошлому канаты, которые сочатся кровью. все эти ГПУ, ВЧК, ВКПб, ВОХР, СМЕРШ и прочая еботня тянет нас назад, во времена империй, которых уже нет. Все эти генерал-майоры, сапоги которых в крови и слизи затоптанных в грязь и лёд людей, которых втаптывали ради стабильности, величия, благополучия их отцы и деды. Ради пайка и спецобслуживания в спец магазине, спецбольнице, санатории. Конечно, права на бесплатную медицину для чиновников и их семей - это права святые, непоколебимые. А те кто брошен на улице, в дерьме и прахе, кто лишён возможности заплатить потому что денег нет - эти люди заслуживают внимания нацгвардии и ВЧК. Можно стрелять на поражение.....
и она готова
This page was loaded фев 17 2019, 9:13 pm GMT.